Тайна священной книги

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

История целительства полна примеров чудесных обретений — здоровья, радости материнства, успехов в жизни. Святые реликвии в мире были всегда. О них много говорят, к ним идут паломники. А вот о реликвии «местного масштаба» приходится слышать нечасто.

 

Степан Васильевич родился в Иркутске, в семье с твердыми православными традициями. В большом старинном доме, где жило несколько поколений, всегда была комната с иконостасом, где в красном углу горела лампада. Вера не выставлялась напоказ — она жила в душе каждого обитателя дома. Дети не могли не участвовать в современной жизни, они учились в школе, в вузах, но молиться и верить умели всегда.

«С самого раннего детства помню столик, на котором с трех сторон стояли иконы, а в середине лежали книги. Взрослые их читали, молились по ним. Потом и мое время пришло. Священная книга попала ко мне в дом. И хотя он теперь далековато от Иркутска, в нем она также в красном углу».

Вспоминая рассказы предков, Степан Васильевич осознал, что за книга у него в руках. Это старинное, еще XIX века, Евангелие — настольная книга его прадеда. По нему он молился, делал карандашные пометки на полях. Фолиант появился в семье как подарок на свадьбу прабабушки и прадеда от известного иркутянина Владимира Платоновича Сукачева, в доме которого прабабушка работала.

Евангелие хранило всю семью. В Гражданскую, во время боев в иркутских предместьях, когда пули попадали прямо в дом, никто не пострадал. В Великую Отечественную им благословили девятерых детей, и все они вернулись с фронта живыми, даже разведчики.

Самого Степана Васильевича собрали по кусочкам после травмы, врачи боролись за его жизнь на операционном столе семь часов, но надежды на восстановление не было никакой. «Я им очень благодарен, но все-таки считаю, что меня подняла на ноги наша книга и материнская молитва».

— Что книга помогает людям поправить здоровье, я знаю давно, — говорит Степан Васильевич. Целителем себя не считаю, но помогаю людям с ее помощью. Она просто лежит на столе, завернутая в льняное полотенце, я пригласил своего знакомого, мы чай пьем, разговариваем, а она работает. И человек потом звонит мне и говорит, что все у него улучшилось. Я людям даже не говорю про нее, потому что многие критично относятся. А я точно знаю, что живу под ее защитой. Она пропитана целебным маслом, поэтому ее нельзя протирать. А странички, которые иногда выпадают, я считаю, что уходят помогать людям. Я считаю, что она намоленная, как говорила наша бабушка, в нее столько поколений свою веру вложило.

И еще я точно знаю, что эта книга наказывает за непочтительное отношение к ней и к вере. Были такие примеры.

И тут Степан Васильевич поделился самым тяжким. «Иконы и книги родовые должны храниться в семье. Но мне некому это Евангелие передать. Конечно, хотелось бы, чтобы она попала к светлому человеку, православному целителю. Вот ищу такого… Да и деньги на лечение очень нужны…

ИРИНА АСИНСКАЯ

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *