Тайна пропавшей экспедиции

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

письменаНа одном из известных иркутских сайтов, где общаются путешественники и экстремалы, мы обнаружили форум с загадочной фотографией. Иркутянка Татьяна Пятницкая выложила фото камня с древними письменами. О том, при каких обстоятельствах была сделана фотография, сообщается скупо, но уже сама эта история выглядит очень интригующе и даже мистически. Мы попытались связаться с Татьяной через социальные сети, но она не отвечала. От человека, участвовавшего в обсуждении, нам стало известно, что Татьяна уехала в другой город, но в Иркутске проживает Андрей Уцын, который и передал фотографию. Мы связались с Андреем, и он рассказал о фото и попытках разгадать тайну знаков, выбитых на камне.

 

Надписи на двух языках

 

На форуме Татьяна пишет, что фото, попавшее ей в руки, в единственном экземпляре было напечатано много лет назад, примерно в начале 90-х. Что фотоаппарат с этим снимком был выловлен в реке Уде в Тофаларии, в районе поселка Алыгджера. Предположительно пленочный фотоаппарат принадлежал экипажу катамарана, который сгинул во время сплава. Людей искали спасатели, но так и не нашли. Так что, кто автор фото и где оно было сделано, неизвестно. На пленке были и другие фотографии, но они безвозвратно утрачены вместе с носителем. Об этих фото остались только воспоминания — на них было изображено много таких камней, они стояли вертикально и напоминали кладбище.

Татьяна искала специалистов, которые могли бы знать, что за письменность нанесена на камень и какой народности она может принадлежать. Форумчане высказывали разные версии. Кто-то написал, что в этой местности есть камни со старомонгольской письменностью, но там строчки вертикальные, да и знаки не похожи. Кому-то письмена напомнили арабский, кто-то вспомнил скифов. Сама Татьяна пишет, что письмена действительно отдаленно похожи на старомонгольский и уйгурский. Кто-то обратил внимание, что вверху и внизу камня знаки слишком разнятся, следовательно, могли быть написаны на двух языках.

 

Каньон-убийца

 

Андрей Уцын, тоже долго бившийся над тайной этих знаков, рассказал, как фото попало ему в руки. Каждый человек, каждое место, которые упоминал наш собеседник, достойно отдельного рассказа, что, впрочем, неудивительно, когда речь идет о прекрасной и дикой «стране синих гор» — Тофаларии.

— Я путешественник, спелеолог, и в 90-х годах часто бывал в Тофаларии. Там есть очень красивая пещера «Зимняя сказка», внутри которой лед и озеро, — говорит Андрей. — Пещера расположена в 3,5 км от Алыгджера, и именно там я познакомился с удивительным человеком — Валерием Севастьяновым. Он сам родом из Братска, был вполне успешен, имел черный пояс по карате, супруга у него не менее удивительная — окончила Сорбонну. И вот в один миг Валера все бросает и уезжает жить в Тофаларию. Поскольку на тот момент он был единственным человеком в поселке, который умел читать и писать, то устроился продавцом в магазин. Валера и выловил этот фотоаппарат в 1991 году в Уде.

По реке Уде часто сплавляются туристы. Надо отметить, что этот речной маршрут — сложности чрезвычайной, все сплавщики, которые его проходят, автоматически получают звание мастера спорта по водному туризму. Недалеко от Алыгджера есть Большой каньон — самое опасное место на Уде, пройти которое удается редким счастливчикам. Бешено бурлящая на порогах вода опрокидывает плавсредства, губит спортсменов. Именно здесь в 1967 году погиб известный бард Валерий Грушин, спасая тонувшего начальника метеостанции и его детей. В память о Валерии ежегодно на берегу Волги проводится ставший уже знаменитым Грушинский фестиваль.

После катастроф в каньоне к берегу в Алыгджере прибивает вещи туристов, которые собирают местные жители. Большинство погибших находят спасатели, но некоторые люди пропадают бесследно, искать их в этой протяженной труднодоступной местности затруднительно.

 

Точно не тофы

 

— Насколько я помню, фотоаппарат принадлежал экспедиции из четырех человек, которые сплавлялись на катамаране и не смогли пройти Большой каньон, — продолжает Андрей. — Кажется, их так и не смогли найти, откуда были эти люди — неизвестно. Они не отмечались у спасателей перед сплавом. Скорее всего, остальные их вещи нашли жители села, а Валерию достался только простенький фотоаппарат «Смена». Техника, завернутая в полиэтилен, не пострадала. Валера распечатал все фото, они могли бы дать больше информации о пропавшей экспедиции, помочь установить их маршрут, но на фотографиях не было ни людей, ни природных красот, а только камни с письменами — одни камни были полукруглыми, другие — продолговатыми.

Уцын

Иркутянин Андрей Уцын долго пытался разгадать тайну древних знаков. О том, что это может быть рискованно, что авторы фото погибли, потому что потревожили нечто, что тревожить не стоило, он думал, но, хорошо зная местность, решил, что людей все-таки погубила вода, как и многочисленных их предшественников

Как предполагает Андрей, весьма сомнительно, чтобы туристы прибыли в Тофаларию с фотоаппаратом, в котором уже были фото, сделанные в другой местности. В такие экспедиции обычно ездили с чистой пленкой, и, скорее всего, фото были сделаны именно в Тофаларии. Отыскать загадочное кладбище не представляется возможным — территория Тофаларии огромна, и, вероятнее всего, сплавщики наткнулись на эти плиты случайно. Но какая народность нанесла эти письмена, кому могли принадлежать могилы?

— Точно не тофам. Тип погребения, который они использовали, — воздушный: колоду с телом ставили на два пня, — рассуждает Андрей. — Грунтовый тип погребения появился в XX веке под влиянием русских, но плиты подобного плана на могилы никогда не устанавливались. Плюс ко всему у тофов не было своей письменности. Она появилась с приходом русских, и для написания слов использовались русские буквы.

Фотографию Андрей показал специалисту по Тофаларии, который подтвердил, что к тофам камни не имеют никакого отношения. Наш собеседник опубликовал фотографию на археологическом форуме, но специалисты предпочли отмолчаться. Андрей хотел бы получить и другие фотографии с выловленного в реке фотоаппарата, но его связь с Валерием Севастьяновым оборвалась. Говорят, что он ушел жить в Тибетский монастырь.

Мы переняли эстафету Андрея и показали фотографии нескольким ученым. Свое исследование мы тоже начали с обращения к археологу — профессору Артуру Харинскому, руководителю научно-исследовательской лаборатории археологии, палеоэкологии и систем жизнедеятельности народов Северной Азии ИрНИТУ.

Артур Викторович отреагировал оперативно. Он посетовал, что фотография очень нечеткая и разобрать все знаки сложно. Тем не менее он заметил, что некоторые знаки напоминают маньчжурские письмена, но перевести надпись сможет только специалист-лингвист. Чтобы найти человека, который мог бы нам помочь, Артур Викторович порекомендовал обратиться в Институт монголоведения, буддологии и тибетологии в Улан-Удэ.

Мы последовали совету и отправили фото в институт. Его просмотрели несколько лингвистов и… не обнаружили сходства ни с одним из известных им языков. Специалисты развенчали все предположения, среди которых, напомним, были старомонгольское, китайское/старокитайское, тибетское, древнетюркское руническое письмо.

Однако благодаря обращению в улан-удэнский институт нам стало ясно, куда двигаться дальше. Сотрудники института сошлись во мнении, что надпись выполнена на арабском языке, и посоветовали обратиться в Институт восточных рукописей РАН в Санкт-Петербурге.

Ответ мы получили от доктора исторических наук, заведующего отделом Ближнего и Среднего Востока Института восточных рукописей РАН Сергея Французова.

— Загадочная надпись, по поводу которой вы обратились в ИВР РАН, несомненно, арабографичная, — сообщил Сергей Алексеевич, но заметил, что, к сожалению, на фотографии часть знаков плохо читается, а некоторые вообще сбиты.

Так что прочесть надпись пока не удается. Однако Сергей Французов подтвердил предположение Андрея Уцына, что члены погибшей экспедиции сфотографировали старинное кладбище. Напомним: одна из версий, объясняющих гибель катамаранщиков, заключалась в том, что они потревожили древнее захоронение и были за это наказаны.

Ученый из Санкт-Петербурга сказал, что надпись выполнена на одном языке (была версия, что на двух — уж очень отличаются знаки в верхней и нижней частях плиты), а отличие знаков можно объяснить тем, что внизу камня выбиты числа.

— В нижней части текста, в предпоследней строке, читается число месяца — 7, а в последней — год. Возможно, 1819-й. Очевидно, это дата смерти, — пишет Сергей Алексеевич. — Если это так, то надпись довольно поздняя.

Согласно предположениям ученого-арабиста, данная плита установлена в начале XIX века, то есть не является древней. По словам Сергея Французова, надгробный текст выполнен на одном из тюркских языков с использованием арабской графики — чагатайском или поволжским тюрки. Это мертвые языки, которые окончательно исчезли в конце XIX века. Учитывая многонациональность нашего региона, можно сделать вывод, что в позапрошлом веке на территории Иркутской области вполне могли проживать их носители. К примеру, поволжский тюрки активно использовали татары.

 

 

КСЕНИЯ РЮТИНА

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *