Старикам тут место

В Иркутской области принят закон о создании приёмных семей для пожилых людей и инвалидов

Антонида Иннокентьевна живёт  у своей племянницы
Антонида Иннокентьевна живёт у своей племянницы
На этой фотографии 1961 года молодая Галина Иннокентьевна  с дочерью Тамарой и сыном Владимиром
На этой фотографии 1961 года молодая Галина Иннокентьевна с дочерью Тамарой и сыном Владимиром
Антонида Иннокентьевна (слева) с мамой Агафьей Ивановной  и старшей сестрой Аграфеной. Фото 70-х годов
Антонида Иннокентьевна (слева) с мамой Агафьей Ивановной и старшей сестрой Аграфеной. Фото 70-х годов
В своей семье Тамара Георгиевна (посередине) за старшую
В своей семье Тамара Георгиевна (посередине) за старшую

Приёмные семьи, воспитывающие ребятишек, давно уже не редкость. Но очень скоро обычным делом станут и приёмные семьи для стариков: в мае этого года депутаты Заксобрания области приняли законопроект «О приёмной семье для граждан пожилого возраста и инвалидов». Закон вступит в силу  в январе 2019 года, а подобные семьи, между тем, уже существуют — например, в Усолье-Сибирском.

История одной семьи

— Говорят,  если у человека второй палец на ноге длиннее остальных, то он в семье командиром будет, — смеётся Тамара Георгиевна Ларионова. — Не поверите, сейчас этот палец у меня расти начал! А я хоть и устала командовать, да больше некому.

В своей семье Тамара Георгиевна больше чем глава, на её плечах всё держится. В двухкомнатной квартире вместе с ней живут мама — Галина Иннокентьевна, внук Владислав и родная тётя Антонида Иннокентьевна. При этом 13-летний внук находится под опекой, а 93-летняя тётя Тоня переехала лишь два года назад, после тяжёлой болезни. Женщина с трудом ходит и нуждается в постоянном уходе. Увы, не лучше здоровье и у Галины Иннокентьевны, которая тоже не в состоянии себя обслуживать.

— Мама младше, ей сейчас 86 лет, — говорит Тамара Георгиевна, — но тётя Тоня даже крепче. Она вообще молодец — постоянно заставляет себя делать что-то, этакую гимнастику, прямо на кровати: руками, ногами шевелит. В прошлом году даже в подъезде этажи покоряла — ходила по лестничной площадке. Сейчас, правда, ни она, ни мама уже не выходят из своей комнаты. Если надо, то мы их на руках выносим — в больницу ли, ванну ли принять. В этом мне зять помогает.

Тамара Георгиевна — усольчанка, четыре года на пенсии. Работала экономистом и бухгалтером в банке, в ГУВД, на кирпичном заводе. Когда-то, вспоминает, семья у них была большая. После войны бабушка Агафья Ивановна (мама Галины и Антониды) жила в Усолье вместе с пятерыми детьми, которые потом разъехались. Галина Иннокентьевна в молодости работала на швейной фабрике, у неё родилось двое детей — дочь Тамара и сын Владимир. Антонида Иннокентьевна всю жизнь проработала кассиром, родила сына Виталия.

Увы, далеко не все родные и родственники Тамары Георгиевны смогли прожить долгую жизнь. В 2010 году женщина потеряла мужа, чуть позже не стало её родного брата, а пять лет назад  от болезни скончалась старшая дочь Ксения. Со своим мужем Ксения до этого развелась (мужчина успел создать другую семью), поэтому Тамара Георгиевна приняла решение забрать внука Владика к себе.

— После смерти Ксюши я оформила опекунство над внуком и перебралась к маме, — объясняет она. — В квартиру, в которой я жила прежде, переехала моя младшая дочь Татьяна со своим мужем Денисом. Сегодня у них двое детей — Алина, ей 10 лет, и Матвей, который родился всего полгода назад.

Сын Антониды Иннокентьевны, получив профессию радиста, уехал жить на Камчатку. Увы, своих детей не было, сам он умер в 60 лет. Долгое время Антонида Иннокентьевна жила вместе с супругом и мамой — Агафьей Ивановной, которая прожила 103 года. Здоровье у Агафьи Ивановны, уверяют её родные, было крепкое, за всю жизнь у неё ни разу не болела голова! Вот и дочь Антонида, видимо, в неё пошла.

— На самочувствие тётя Тоня никогда не жаловалась, — рассказывает Тамара Георгиевна. — Вот только давление в последние годы у неё иногда поднималось. Но она даже таблетки не принимала.

После смерти супруга и мамы Антонида Иннокентьевна ещё 15 лет в одиночестве жила в Михайловке Усольского района. Единственная оставшаяся в живых сестра Галина её не забывала, частенько навещала. Они устраивали совместные застолья, пели песни.

— Тётя Тоня привыкла жить одна, — продолжает Тамара Георгиевна, — ей всё нравилось. Когда уже совсем старенькая стала, к ней начал ходить соцработник. Два года назад тётя Тоня перенесла ишемический инсульт. И ведь какая крепкая — сама сумела мне позвонить и сообщить, что не может двигаться! Без последствий, конечно, не обошлось — наполовину парализовало, и после выписки из больницы я забрала её к себе.

Простые человеческие отношения

Год назад о семье Татьяны Ларионовой узнали в Усольском центре социального обслуживания населения. Предложили поучаствовать в пилотном проекте.

Министерство соцразвития, опеки и попечительства области два года назад приняло решение внедрить в регионе новую технологию — приёмная семья для пожилого человека, — рассказывает Екатерина Чупанова, заместитель директора ОГБУ СО «Комплексный центр социального обслуживания населения Усолья-Сибирского и Усольского района». — В начале 2017 года запущены пилотные проекты в Усольском, Черемховском и Боханском районах. Наша задача — наблюдение за семьями: важно знать, готовы ли люди брать к себе приёмных стариков и инвалидов. И мы стали искать такие семьи.

Надо отметить, что схема работы с приёмными семьями для стариков успешно реализуется в 30 регионах страны: в Пензенской, Тюменской, Калужской, Архангельской, Омской областях, в Красноярском крае. И опыт показал, что институт приёмных семей способствует повышению качества жизни пожилых людей и инвалидов.

— Дома-интернаты хороши для одиноких граждан, живших в трудных условиях, — говорит Екатерина Чупанова. — Но таких немного. Большинство престарелых людей с трудом переносят переезд в казённый дом. Приёмная семья, в свою очередь, позволяет им оставаться в привычной домашней обстановке, благодаря чему их жизнь продлевается.

При этом, подчёркивает Екатерина Чупанова, семьи, которые уже приютили стариков либо инвалидов, всегда были и будут.

— В нашем пилотном проекте, например, участвует ещё одна семья, из Тайтурки, — рассказывает она. — Женщина в больнице ухаживала за родственником, а в этой же палате лежал одинокий дедушка. Она к нему прикипела душой и забрала к себе после больницы. И таких случаев немало. Это чисто человеческие отношения, которые не афишируются. Но теперь такие семьи будут получать материальную помощь от государства.

Старики разные бывают, каждый со своим характером. Вот и Тамара Георгиевна Ларионова не скрывает: ей совсем не просто.

— Иногда обижаются, мол, кричу, — улыбается Тамара Георгиевна. — А как не кричать, если они глухие? Вчера вот захожу, говорю: «Идите кушать, кухня уже освободилась!». А тётя Тоня — маме: «Кушают, наверное, ещё!» Но, надо отдать должное, последнее время тётя Тоня всё меньше на замечания обижается. Даже говорит: «Я тоже тебя понимаю, ты ведь устаёшь…»

Но на вопрос, не жалеет ли о своём решении взвалить на себя обязанности по уходу за больной тетей, Тамара Георгиевна удивляется:

— А разве можно было иначе? Я и денег на лекарства не жалела — в месяц, бывало, и десять тысяч уходило, лишь бы она восстановилась. И сейчас всё время молюсь Господу, чтобы и мама, и тётя Тоня не оказались прикованы к постели, чтобы хоть немного радовались жизни. Им и веселее вдвоём — когда силы есть, они даже в карты играют!

Доброе дело — главный стимул

Надо отметить, что тётя и племянница не являются прямыми родственниками, и поэтому Тамара Георгиевна, когда в силу вступит новый областной закон, сможет оформить опеку над Антонидой Иннокентьевной. Для прямых родственников (супругов, детей и внуков) уход за пожилыми и инвалидами являются священной обязанностью и дополнительно стимулироваться не будут. Зато внук Владик уже через год сможет официально трудоустроиться: после 14 лет ему выдадут трудовую книжку и пособие по уходу за пожилыми людьми в возрасте старше 80 лет.

— Я думаю, что во всём есть смысл, — говорит Тамара Георгиевна. — Если Господь сохраняет жизнь моей маме и тёте, значит, это нужно для чего-то! Возможно для того, чтобы Владик вырос добрым человеком, ведь он уже сейчас охотно ухаживает за бабушками. И это доброе дело обязательно нам зачтётся: кто знает, что судьба нам самим уготовила в старости?..

Семьи, взявшие к себе на проживание пожилого человека или инвалида, будут ежемесячно получать деньги. Для проживающих в районах Крайнего Севера и местностях, к ним приравненных, это 4225 рублей, для остальных — 3900 рублей. Размер выплаты будет повышен на 50 процентов в том случае, если гражданин, нуждающийся в социальной поддержке, является инвалидом I группы либо достиг возраста 80 лет.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments