Сибирский Армагеддон

Двадцать пять лет назад на Иркутском кабельном заводе произошел крупный пожар
Текст: Василий Петров , Фото: из личного архива А.И. Васько , Копейка , № 51 от 27 декабря 2017 года , #Общество

Масштаб трагедии, случившейся четверть века назад, нам еще предстоит осознать.

По данным Союза пожарных инвалидов, более тридцати человек умерло, более ста (каждый шестой) стали инвалидами 2-й группы. Пока в расчет не берутся косвенные пострадавшие: у пожарных, получивших неприемлемо большую дозу отравляющих веществ, рождаются больные дети — это значит, что общий список жертв растет. И все же последствия могли быть самыми печальными не только для Шелехова, но и для Иркутска, не встань тогда на пути горящего пластификата бойцы областной противопожарной службы.

Александр Иванович Васько

Они были первыми

Тревожный звонок в пожарной охране прозвучал 24 декабря 1992 года: в 4 часа утра загорелся тарно-сборочный цех. Огонь разрастался настолько стремительно, что к моменту прибытия дежурных расчетов 73-й части г. Шелехова он полностью поглотил цех. Вскоре пылающая площадь достигла 16 тысяч квадратных метров!

Шелеховчане в срочном порядке запросили помощи из Иркутска.

Из воспоминаний Радика Хисматулина, на тот момент начальника караула учебной пожарной части Иркутского пожарно-технического училища:

«Вводная о пожаре на кабельном заводе поступила к нам в часть примерно в половине пятого утра, и два наших экипажа, состоявших в боевом расчете, сразу же выехали по тревоге. Так получилось, что из пожарных частей Иркутского гарнизона мы прибыли первыми, обогнав на Кайском спуске расчеты пожарной части № 4. Ехали и не знали даже точного адреса, но, как только начали спускаться с Олхинской горы, сразу же увидели ориентир — огненное зарево и столб дыма сродни ядерному. Должен заметить, что такого большущего пожара я не видел ни до этого, ни после. Горел цех размерами в плане примерно 80 на 900 метров. По сути, это был целый завод под одной крышей. Внутри работали два боевых расчета местной пожарной части. Минут через двадцать прибыли дежурная служба пожаротушения и другие подразделения из Иркутска. Еще позже приехали пожарные из Ангарска, Усолья и пожарный поезд из Слюдянки. Цех буквально утопал в машинном масле, поэтому нам запретили использовать состоявшие на вооружении кислородные изолирующие противогазы. Помню, как мы с начальником пожаротушения Иваном Дунаевским спустились в подвал и долго шли по масляному озеру, уровень которого доходил нам почти до колен. Шедший впереди меня Иван Тихонович чуть не утонул, провалившись в какую-то яму. Потом, когда вышли на воздух и он снял обувь, увидели, что ноги у него покраснели, как обваренные. И так вот, с переменным успехом, мы на этом пожаре кувыркались почти неделю…»

Дорога в ад

Один из непосредственных участников ликвидации пожара на кабельном полковник Александр Иванович Васько на тот момент занимал должность заместителя начальника управления областной противопожарной службы.

— Поскольку пожару была присвоена повышенная категория сложности, в отсутствие начальника управления лично выехал на место происшествия, взяв руководство тушения на себя, — говорит Александр Иванович. — Уже начали обрушаться стеновые панели, охваченные пламенем, грохот стоял как при бомбежке.

К тому времени рассвело, дым поднимался высоко в небо и был виден из всех районов Иркутска. Ситуация грозила выйти из-под контроля. Разбросанные по территории предприятия катушки кабельных барабанов затрудняли проезд расчетов к гидрантам. В эпицентре пожара стояла невыносимая жара и удушающая гарь. Без всякого преувеличения, это был самый настоящий ад. Пользоваться противогазами было категорически запрещено: спасительный кислород, вступая в контакт с испарениями от горевшего масла, мог взорваться, не оставляя человеку ни единого шанса. И даже пожарные специализированной пожарной части № 6, применявшие аппараты на сжатом воздухе, оказались не защищены полностью, так как химические вещества проникали через открытые участки кожи.

К опасности сгореть или задохнуться к середине дня добавилась еще одна — быть погребенным под рухнувшими конструкциями завода. К прибытию дополнительных сил пожарных Иркутска от разрушившихся дегазаторов в подвальном помещении сушильно-пропиточного цеха горела пропиточная масса на площади 1500 квадратных метров. Пламя вырывалось на высоту до 18 метров.

По-настоящему страшно стало, когда огонь достиг складов, где хранился годовой запас пластиката — 600 тонн. Выделяя при горении невероятно ядовитые вещества, такие как фосген, пластификат не поддавался тушению водой, пеной, порошком, эмульгатором, не сработали даже рекомендации Всероссийского научно-исследовательского института противопожарной обороны МВД РФ.

Когда 30-тонный запас пенообразователя Иркутского гарнизона израсходовали, была организована его доставка из аэропорта Иркутска, гарнизонов пожарной охраны Ангарска и Усолья-Сибирского.

В итоге сибирякам помог мороз: горящий пластификат покрывался ледяной коркой, у пожарных это называется принципом изоляции.

Борьбу с пожаром вели сотни пожарных Иркутска, Ангарска, Усолья-Сибирского, Шелехова, курсантов Иркутского пожарно-технического училища МВД РФ, слушателей Иркутского факультета Высшей инженерной пожарно-технической школы МВД РФ, пожарных поездов станций Иркутск-Сортировочный, Слюдянки.

Иногда проще умереть...

— Первые пострадавшие с симптомами недомогания обратились за помощью уже 28 декабря, то есть спустя четыре дня после ЧП; 20 человек госпитализировали в стационар УВД и впоследствии были направлены в клинику профзаболеваний Ангарска, — вспоминает Александр Иванович Васько. — Считается, что более ста человек стали инвалидами 2-й группы, но цифра все время разнится, потому что многие не выдержали борьбы с бюрократами и попустились своими правами. Когда дело дошло до выдачи заключений о профзаболевании, то оказалось, что профессии пожарного нет в списке, утвержденном приказом Мин­здрава, хотя в десятке опасных профессий пожарный числится.

Поначалу были проблемы и с обеспечением лекарствами.

В течение нескольких лет приходилось ходить по судам, прокуратурам, в казначейство, чтобы получить денежное возмещение за нанесенный здоровью вред.

В целях защиты своих прав ликвидаторы создали Союз пожарных инвалидов, пострадавших при исполнении служебных обязанностей, — кстати, единственный в России. Управлением Государственной противопожарной службы совместно с союзом были разработаны программы «Медико-социальные мероприятия по ликвидации последствий пожара на АО «Иркутсккабель» на 1998—2002 гг.». Законодательное собрание области приняло постановление от 24.11.1999, № 34/20-зс, «Об областной целевой программе «Медико-социальные мероприятия по ликвидации последствий пожара на АО «Иркутсккабель» на 2000—2002 гг.».

Большая группа пожарных была направлена в Москву в Центральный институт профзаболеваний и получила подтверждение и заключения о профзаболевании, связанном с работой на пожаре. Анализы жировой клетчатки на наличие диоксинов другой группы пожарных направили в Германию и получили подтверждение. Анализы крови нескольких десятков пожарных направляли в различные научно-исследовательские учреждения как в России, так и за рубежом. Более двухсот пожарных прошли обследование и лечение в клинике профзаболеваний Института медицины труда и экологии человека в Ангарске.

На определенном этапе проблеме должное внимание уделено было. А как сейчас живут и где лечатся пожарные инвалиды, имея на руках удостоверения на льготы инвалида Отечественной войны?

Ранее по распоряжению начальника УВД была выделена палата в стационаре УВД для участников тушения пожара на кабельном заводе, так как пожарные инвалиды являются пенсионерами МВД.

Сейчас же в поликлинике УВД предлагают проходить лечение в других лечебных учреждениях, хотя госпиталь ГУВД функционирует.

Вспоминая события 25-летней давности, хотелось бы выразить уверенность в том, что проблемы медико-социальной направленности участников тушения пожара на заводе АО «Иркутсккабель» по-прежнему будут в поле зрения и правительства области, руководства ГУ МВД по Иркутской области и ГУ МЧС по Иркутской области.

Уверен, что Союз пожарных инвалидов, Совет ветеранов ГУ МЧС по Иркутской области не оставят без внимания решение медико-социальных проблем пожарных, получивших профессиональные заболевания.

Использованы архивные материалы ИД «Номер один».

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
12 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.
Загрузка...