Онот: село белоснежных дорог и таинственных отшельников

Местные жители добывают тальк, пользуются лесными дарами и живут в гармонии с природой
Раскольники по-прежнему живут в Оноте. Их церковь так и стоит недостроенной, а во дворе беспорядок. По словам жителей, сейчас там проживает примерно 10 человек. С нами они разговаривать отказались.
Раскольники по-прежнему живут в Оноте. Их церковь так и стоит недостроенной, а во дворе беспорядок. По словам жителей, сейчас там проживает примерно 10 человек. С нами они разговаривать отказались.

В Черемховском районе, глубоко в тайге, далеко от больших дорог, расположено село Онот. Официально Онот образовался лишь в 1946 году, но его история началась задолго до этого. Еще в конце XIX века сюда были направлены исследователи для поисков золота, нефрита, графита, лазурита и других полезных ископаемых. Ценный поделочный камень нефрит в этих краях действительно обнаружили и какое-то время добывали, затем здесь приступили к добыче другого минерала — талька. Его наличие можно обнаружить, даже не углубляясь в недра земли. В Оноте он используется вместо гравия, поэтому дороги на улицах села белоснежные.

Путешествие для экстремалов

Первое, что сразу бросается в глаза при въезде в село, — это чистота и порядок. Такое впечатление, что здесь прибираются каждый день. Однако жители объясняют этот феномен достаточно просто. Из-за удаленного расположения чужих здесь практически не бывает, а значит, и оставлять мусор некому. А уж селяне тем более не станут разводить грязь у себя дома.

Второе отличие — это многолюдность. Проехав несколько десятков километров по таежной ухабистой дороге, уже представляешь себе в глубине маленькое полузаброшенное селение. Однако эти ожидания не оправдываются. Большое, раскинутое на два берега реки село впечатляет своими размерами. К тому же здесь достаточно оживленно. По улицам ездят велосипедисты и мотоциклисты. Как нам сказали, это самый распространенный в Оноте транспорт.

И третье — это, конечно, природа. Вокруг село окружают Саяны, а вдоль сельских улиц течет чистая горная река с одноименным названием. Неслучайно в летнее время сюда на рейсовом автобусе, который ходит раз в сутки, приезжают туристы с байдарками, лодками. В сопровождении проводника (из числа местных) они поднимаются в верховья, а затем сплавляются вниз. Однако река коварная, в ней много порогов, извилистых путей, поэтому нередко такие путешествия заканчиваются трагически. Однако экстремалов это не останавливает.

Рассказывая о местных достопримечательностях, нас первым делом везут на Прижим. Так называется место, где река прижимается к скалам. Здесь можно сделать красивые панорамные фотографии. На Прижиме мы обнаружили и небольшое количество переработанного талька. Как нам рассказали в Оноте, он хорош для парилки в бане.

Сокрытые сокровища

Что касается самого талькового рудника, то он по-прежнему работает. Это градообразующее предприятие села, на котором трудится порядка сотни местных жителей.

— Первые сведения о месторождении талька в среднем течении реки Онот получены от учителя иркутской гимназии Щукина, и относятся они к 1830 году. Однако тогда исследования в этом крае были направлены на разработку месторождений другого минерала — нефрита. Для этого с 1840-го по 1860-й русским правительством сюда неоднократно посылался Григорий Пермикин. На тот момент залежи нефрита уже были открыты местными жителями-сойотами, которые продавали его через Кяхту китайским купцам. По инициативе Пермикина нефрит стали добывать промышленным путем. Его сплавляли по реке на плотах. Большие глыбы собирались на берегах и зимой вывозились по льду на санях. В конце XIX века его добыча прекратилась. И только в 20-е годы XX века геологические исследования нашей местности возобновились, — рассказывает Марина Тугарина, библиотекарь.

В 40-х годах были проведены поисково-разведочные работы на тальк, подсчитаны его запасы. Затем были разбиты штольни. Одно из мест, где проводилась геологоразведка талька, — Камчадал. Рабочие копали шурфы, канавы, вручную бурили скважины до 20 метров глубиной, искали и подтверждали запасы талька. В первое время люди жили в палатках, после строили бараки. Однако дважды дома на Камчадале горели, и работники стали переезжать в село Онот.

В 1945 году были получены результаты исследований технологических проб талька 1942 года. Они показали, что лучшие сорта онотского талька являются высококачественным электрокерамическим сырьем, пригодным для изготовления керамики, радио­установок, термостойких деталей и др. Война прервала изучение месторождений, однако после ее окончания работы возобновились. Были детально разведаны Камчадал, Свита Жил, Два Камня, разведан участок магнезитов. В районе месторождений Камчадал и Свита Жил открыто месторождение асбеста на горе Два Камня. 1946 год, когда был отгружен первый тальк, считается годом основания Онотского талькового рудника и годом основания села.

Камни-самоцветы

Как рассказывают старожилы, в 1948 году в Оноте, на правом берегу, стояли всего три частных дома. Основные же постройки располагались на противоположном берегу. Помимо изб там находились магазин, школа, пекарня, контора. Там же еще были живы землянки, которые остались от рабочих черемховского предприятия «Лесхим». В 20-х годах они заготавливали живицу. В первые годы село имело другое название, Сосновый Байц. Через реку переправлялись на лодках. Между двумя берегами был натянут трос на роликах. Затем через реку стал ходить паром, а в 1963 году был построен подвесной мост, который нередко сносило наводнениями.

Высокое качество онотского талька увеличило его спрос в народном хозяйстве. Его лучшие сорта стали экспортировать за границу: в Японию, на Кубу, в ГДР. До 60-х годов тальк вывозили на лошадях, затем на автотранспорте. Постепенно рудник развивался, количество рабочих и специалистов росло. Многие обрели здесь свою вторую малую родину. Кроме горных участков работали пилорама и отдел капитального строительства. Добыча талька росла с каждым годом. Он использовался во всех отраслях промышленности.

К слову, кроме него в этом крае также были обнаружены рудопроявления золота, меди, тантала, лития, бериллия, кремния, цезия и многих других металлов. Однако из-за сложного природного рельефа эта территория так и осталась не до конца изученной, и вполне возможно, что здесь можно найти еще много чего интересного. Жители, к примеру, говорят о том, что кроме талька здесь встречается и такой красивый ценный поделочный камень, как офиокальцит. Его добывают вблизи участка Камчадал. Есть в Оноте такая достопримечательность, как Китаева гора. В ненастье в нее всегда бьет молния, поэтому здесь предполагают, что в ней также имеется железная руда.

Гостей раскачивают на мосту

Сегодня жизнь села Онот идет своим чередом. По словам Марины Тугариной, люди живут сплоченно и дружно. Кроме рудника и бюджетной сферы работы здесь практически нет. Поэтому многие занимаются личным подсобным хозяйством. Это в основном огороды. Живности здесь стараются держать все меньше и меньше. Зато своими богатыми запасами с селянами делится тайга. Начиная с поздней весны и до глубокой осени люди ходят в лес, собирают серу, травы, черемшу, ягоды, грибы.

Есть перспективы и для туристической отрасли. Как мы уже говорили, этот таежный уголок с быстрой горной рекой пользуется большой популярностью у туристов. Из-за того, что в верховьях рубят лес, Онотка стала мелеть. В прошлом году местами ее можно было даже перейти вброд, что, по мнению жителей, для нее совсем нехарактерно. Пока это редкое явление, но селян такие изменения уже беспокоят.

Своей чистой, прозрачной водой они гордятся. Правда, купаться в ней почти невозможно. Даже в жаркую погоду она очень холодная. Однако жители нашли выход. Они обустроили небольшой бассейн с проточной водой. Установили там вышку и теперь вместе с детьми ходят туда купаться. Несмотря на то что вода в нем постоянно движется, палящее солнце успевает ее прогреть в течение дня.

— Особенно хорошо у нас вечерами. Когда все вокруг затихает и слышно, как шумит река. Гостей мы любим проводить по нашему подвесному мосту. Зайдем на него и раскачиваем из стороны в сторону. Тем, кто ни разу на нем не стоял, конечно, страшно. Зато ощущение, словно находишься на носу корабля. Внизу только вода, настолько прозрачная, что видны все камни на дне. В прошлом году на мосту провели освещение, и в темное время суток он очень красиво светится.

Бабушки-труженицы

Вся основная жизнь сегодня по-прежнему кипит на левом берегу. На правом расположены только три улицы, на которых наряду с добротными домами доживают свой век и заброшенные избы. С каждым годом их становится больше. Пожилые умирают, а молодежь стремится в город. Тем не менее даже здесь по улицам бегают ребятишки, бабушки сидят на лавочках, греются на солнышке и неторопливо обсуждают свое житье-бытье.

— Я неместная, попала сюда по воле судьбы. Родилась в Белоруссии, там и выросла. Моя сестра старшая после войны поехала работать сюда. Прожила два года и вернулась на родину уже с мужем. Однако спустя некоторое время он стал болеть, и врачи сказали, что нужно менять климат. Тогда они вновь решили пере­ехать в Сибирь. Сестра и меня с собой сманила. Пообещала купить мне часики, — с улыбкой говорит Валентина Коростылева. — Я уехала с ней, затем вышла замуж, жила в Мишелевке Усольского района и работала на заводе. В Оноте жил брат мужа. И так получилось, что и мы сюда переехали. Да так и остались. В местной хлебопекарне проработала 17 лет. Труд был тяжелый. Сколько мешков муки только на себе перетаскала. Хлеб получался очень вкусный. За ним из города приезжали.

Ее подруга-соседка Лидия Базанова также некоренная жительница села. Приехала работать сюда молоденькой. Трудилась на Камчадале вместе с мужем. Так и остались здесь и после выхода на пенсию.

Предсказания не сбылись

Здесь же, на правом берегу, на окраине одной улицы находится интересное строение. С виду это недостроенная церквушка, однако, по словам жителей, она ненастоящая. В нее никто из местных не ходит молиться, да и в целом обходят ее территорию стороной. Живут в ней раскольники во главе с отцом Пантелеймоном. В свое время они отказались получать новые паспорта, ИНН, утверждая, что видят в этих документах число дьявола. И в 2001 году, во время скитаний, прибыли в Онот.

Местные приняли их благосклонно, однако община сразу дала понять, что будет вести жизнь обособленно. Разговаривали с селянами неохотно и вели замкнутый образ жизни. Такую же политику они ведут и сейчас. Большая часть людей, состоявших в общине, не смогла примириться с тяжелой жизнью, полной лишений, откололась и выехала. Однако остались самые ярые верующие. Выживают они только за счет натурального хозяйства. На территории церкви разбивают огород и ходят в тайгу за травами, ягодами и грибами. Все это они затем продают в Черемхово на рынке.

Много лет назад мы были в гостях у отца Пантелеймона. Он рассказывал о том, что является монахом и прибыл сюда из Оптиной пустыни. Он бы там и остался, если бы не введение ИНН.

— Уже доказано, что число Антихриста содержится в ИНН, в новом паспорте. Искать его бесполезно — оно зашифровано. Мне посоветовал уйти в леса старец Рафаил — он сказал, что грядет Антихрист, и посоветовал лучше жить в деревне у леса, — рассказывал отец Пантелеймон.

Он приехал вместе со своими братьями, которые впоследствии уехали от него. Монах предрекал скорый конец света, войну, однако, к счастью, его предсказания не сбылись. В этот раз он отказался с нами встречаться, и его послушники, не получив благословения батюшки, также обошли нас стороной. Держатся они приветливо, но говорить отказываются. Мы увидели только двоих представителей общины. Они одеты в черные засаленные одеяния, лица в копоти и саже. Как говорят в Оноте, это их привычный вид.

Экологически чистое место

На другом берегу реки, почти в центре села, есть другой храм. Он назван в честь святителя Иннокентия Иркутского. Службы в ней ведет отец Дмитрий, священнослужитель из села Голуметь. Часть людей, отколовшихся от общины, стали прихожанами этого храма. Один или два раза в месяц в храме проводится литургия. Впрочем, сюда люди могут прийти в любой день. Как рассказывает отец Дмитрий, службы в Оноте начали проводиться с 2005 года. Сначала они проходили в библиотеке, по домам, а затем было решено строить свою церковь. В праздники в ней собирается до 30—50 человек.

Находится церковь на берегу реки, в довольно живописном месте. Кстати, напротив нее расположен и бассейн, который взрослое население обустроило для ребятишек. Зимой в Оноте режут собственную иордань.

— У нас очень красиво и хорошо, — говорит Марина Тугарина. — Я сама приехала сюда из Черемхово с родителями, и эти места стали для меня родными. Здесь экологически чистое место, а какие ароматы разносятся весной. У многих в палисадниках растут черемуха, сирень, и их запах во время цветения кружит голову. На другой стороне растут дикие тополя, и воздух насыщен ароматом их клейковины. Все вокруг только натуральное, дикое, таежное. Мы нисколько не жалеем, что перебрались в этот дивный уголок. И люди, и природа находятся в гармонии друг с другом.

Фото Сергея Игнатенко

Несколько лет назад в Оноте приступили к строительству храма. Средства для этого собирали всем селом: от сердца к сердцу.
Несколько лет назад в Оноте приступили к строительству храма. Средства для этого собирали всем селом: от сердца к сердцу.
Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments