Недостаточно улик?

Защитники настаивают на том, что вина подсудимых по делу об убийстве в Усть-Орде не доказана

Валерий Михалев и Руслан Сабиров (справа) — родственники. Руслан — сын племянницы Михалева. Пока картина преступления выглядит так — мужчины решили ограбить дом предпринимателя Чернигова в поселке Усть-Ордынском, но не учли, что его жена Алена находится в декретном отпуске и сидит с младшей дочерью дома. Когда воры прокрались в усадьбу, оказалось, что она полна людей. Вместо того чтобы извиниться, сказать, что ошиблись домом, и уйти, мужчины напали на хозяйку дома и ее старшую дочь. Вечером окровавленные тела убитых обнаружил вернувшийся домой глава семейства Алексей Чернигов

«Пятница» следит за этой историей уже больше двух лет. Изначально у следователей были другие подозреваемые: по всему Усть-Ордынскому были развешаны портреты женщины и фотороботы неизвестного мужчины — их называли «возможно причастными» к убийству. Но по показаниям одного из полицейских, Михалев сам признался ему в убийстве — мужчину замучила совесть, он пришел в отделение, позвал знакомого сотрудника на разговор и сообщил 
о событиях того дня. После признания Михалев отпросился до утра, но не вернулся — уехал в лес на работу. Оттуда его и забрали

15 месяцев, 91 заседание — суд над обвиняемыми в убийстве молодой женщины и ее 7-летней дочери в поселке Усть-Ордынском продолжается. Четыре адвоката подсудимого Михалева и его внучатого племянника стараются доказать, что предъявленных обвинением доказательств недостаточно для признания их подзащитных виновными. Напомним, следователи в своих заключениях опирались на запаховую (одорологическую) экспертизу, выполненную при помощи законсервированных личных запахов убийц в крови погибших, оставшихся на ножах и калитке. Специальным способом запах преступников был извлечен из крови женщины и ребенка в лаборатории и проверен с помощью собак. Животные подтвердили совпадение запахов подозреваемых с оставшимися следами на ноже и выпиле из деревянной калитки.

33-летняя Алена Чернигова и ее дочь Даша были убиты днем 10 ноября 2015 года дома в поселке Усть-Ордынском. На теле женщины эксперты насчитали более 40 ножевых ранений, у девочки — 12. Преступники не оставили никаких следов. Сначала предполагаемыми убийцами называли женщину и мужчину. А через 3 месяца были задержаны ранее многократно судимый местный житель Валерий Михалев и его внучатый племянник Руслан Сабиров. По словам следователей, Михалев признался в убийстве сразу, сказал, что они шли грабить и были уверены, что в доме никого не будет. Уже на месте, столкнувшись с женщиной и ребенком, решили убить свидетелей. Сабиров свое участие в преступлении отрицал с первого допроса. А потом и Михалев заявил, что оговорил себя и парня под давлением следствия.

На этом Михалев настаивает по сей день. На судебном заседании 3 мая он вновь заявил, что к нему применялось насилие, поэтому он взял вину на себя и указал на племянника. В суде были зачитаны материалы дела, из которых следует, что на теле Михалева имеются следы травм, но как они получены — неизвестно; более того, сроки давности их не совпадают со временем допросов и нахождением в изоляторе временного содержания.

Самым интересным на слушаниях 3 мая стало выступление специалиста-кинолога Александра Пилюкова, преподавателя кинологических дисциплин Иркутского аграрного техникума, ранее сотрудника милиции и ГУФСИН. Александр Владимирович занимается кинологией более 40 лет. И он рассказал, что запах человека, оставшийся после его прикосновений, легко улетучивается, особенно если речь идет о металле, пластике или стекле. Сохранить его можно, только если поместить предмет в стеклянную герметичную емкость. При этом ножи, изъятые с места преступления, хранились обернутыми в бумагу и скотч. Кроме того, они неоднократно распечатывались и вновь заворачивались в бумагу для проведения различных исследований.

Говорили в суде и об одорологической экспертизе, в которой используются собаки-детекторы. Сам специалист в таких исследованиях никогда не принимал участия, но подчеркнул, что собакам разных полов важна очередность — правильнее, если сначала будет работать кобель. Так как запах самки может сбить рабочий настрой кобеля на несколько недель, особенно если та находится в состоянии охоты.

— На собак влияет даже время года, время суток, тщательность проведенной уборки, — объясняет кинолог.

А вот прикосновение других людей к исследуемым предметам (в частности, экспертов) он предложил не брать во внимание: «Если человек спокоен, в сухих перчатках, то его запах не оставит значительных следов. А вот если человек нервничает, взволнован, у него вспотели ладони, тогда и через перчатки останутся запаховые следы».

Прокурор попросила специалиста уточнить, как долго сохраняет запах засохшая кровь (говоря юридическим языком — следы бурого цвета, похожие на кровь). Кинолог ответил, что кровь имеет очень сильный запах и при определенных условиях способна консервировать следы человека: «Пористая структура может зацепить и держать в себе запахи, которые можно извлечь при проведении специальных экспертиз. Если были соблюдены все условия и собака показала, что образец, который дали ей на старте, присутствует среди предложенных на экспертизе, значит, он действительно есть».

Задавали специалисту вопросы и подсудимые. И вообще, надо сказать, на последних двух заседаниях и Михалев, и Сабиров проявляли живой интерес к делу, чего за ними не было замечено ранее. Михалев так и вовсе позволил себе критику в адрес своего нового адвоката: «Я жду его в СИЗО для беседы, а он не приходит — занят, некогда. Ну что ж, видать, судьба у меня такая!»

Когда адвокат зачитывал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам недозволенных методов следствия, Михалев заметно нервничал. Если обычно он сидит очень спокойно, практически не двигаясь, то на этот раз бесконечно ерзал, крутил ручку, которую то и дело с грохотом ронял на пол, а во рту из угла в угол перемещал какой-то предмет. Сабиров же, напротив, необычно сгорбился, очень низко опустив голову…

В заявлении, поданном матерью Руслана Сабирова Еленой Зариповой, были озвучены методы психологического и физического насилия по отношению к Михалеву, угрозы, прозвучавшие в том числе и в ее адрес, применение наручников, якобы незаконные обыски, препятствия к общению с адвокатом и прочее. Как следует из постановления, все указанные факты были проверены и не нашли подтверждения, зачитал адвокат.

Когда судья предложил Михалеву высказаться по озвученным материалам, подсудимый встал:

— А чего выступать? Сказки это — вот и все, нет вопросов!

А потом попросил приобщить свое собственное ходатайство, написанное им лично от руки. В нем он высказался о незаконном содержании под стражей, попросил пригласить в суд специалиста из компании Tele2, который пояснил бы, где находился Михалев в момент звонков на его телефон.

— В тот день я был на улицах Ватутина и Ленина, а на Жукова не был! Впервые на Жукова я оказался, когда меня привезли на следственный эксперимент.

Закончил Михалев словами:

— Я ни в чем не виноват. И вот этот человек тоже ни в чем не виноват, — кивнул он на Руслана Сабирова. — Пусть специалист скажет, что телефон я не отключал и отвечал на все звонки.

Однако судья эту часть ходатайства отклонил — в деле уже есть детализация входящих и исходящих звонков с телефонов подсудимых, которые можно рассмотреть без участия специалиста, но напомнил, что адвокаты вправе сделать это самостоятельно.

Родные подсудимых по-прежнему убеждены, что Михалева заставили оговорить себя и показать на Сабирова. Если посмотреть на дело с их позиции, то на самом деле возникает ощущение недоказанности: запаховая экспертиза — это как будто что-то эфемерное, ускользающее из рук, то, во что на первый взгляд не очень-то верится.

С другой стороны, поверить в невиновность подсудимых не дает пострадавшая семья и обыкновенная логика. К слову, отец погибшей Алены Черниговой Виктор Сенюта признается, что у него самого долгое время были сомнения, тех ли арестовали и судят. Но недавно он удостоверился в правоте обвинителей и теперь убежден: Михалев и Сабиров и есть убийцы его дочери и внучки.

К тому же если, по теории заговора, полицейские решили повесить убийство абы на кого, зачем они привлекли к этому делу двух подозреваемых? Ведь доказать участие двоих сложнее, чем убийство, совершенное одним человеком…

Погиб свидетель

Две или три недели назад погиб сожитель матери Сабирова Мушаков. Он тоже выступал свидетелем по делу. Мужчина упал с крыши и разбился насмерть. В деле есть допрос Елены Зариповой, матери Руслана и племянницы Михалева, где она рассказала, что в тот день Михалев пришел в крови и сжег все вещи в кочегарке, в том числе кроссовки, след от которых остался на полу в доме.  Ее проверяли на детекторе лжи, и он это подтвердил. Теперь женщина говорит, что это неправда, что показания давала под давлением. «Видел ли Мушаков Михалева в тот день, знал ли о преступлении? Думаю, знал, но тоже все отрицал. В общем, мне кажется, что это возмездие», — рассуждает отец Алены Черниговой, дедушка маленькой Даши Виктор Сенюта.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments