Чаша Людмилы Скрябиковой

Save pagePDF pageEmail pagePrint page

этаЦелительница Людмила Дмитриевна из Мегета не похожа ни на кого. «Я не исцеляю, я помогаю людям найти в себе силы, расшевелить потухшую энергию, чтобы каждый мог сам себе помочь», — говорит женщина о своих методах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Клиническая смерть

 

По специальности экономист и инженер по электронике, Людмила Дмитриевна никогда не думала, что внутри нее имеются серьезные силы, с помощью которых можно помогать другим людям. Возможно, все так и осталось бы на своих местах, если бы женщина не пережила клиническую смерть. «Когда мне было 36 лет, я заболела ангиной, — рассказывает Людмила Скрябикова. — Болезнь развилась настолько, что опухоль перекрыла горло, и я начала задыхаться». Из Мегета больную доставили в больницу и тут же отправили на операционный стол.

— Помню, как все было, я видела это со стороны. Сначала чувствовала отчаяние, понимая, что умираю молодой, потом начались судороги, и я смирилась. Вот когда смирилась, тогда я вылетела из тела, — вспоминает Людмила Дмитриевна. — Я не понимала, что уже все, умерла, я чувствовала себя очень хорошо, находилась в каком-то красивом пространстве, чувствовала любовь. А внизу в преломляющемся свете я увидела красивого мужчину и себя.

Женщина помнит, что отстраненно наблюдала, как с ней работали врачи. «И вдруг кто-то заплакал! И от этого резкого звука я вдруг поняла, что умерла, и стала пытаться влезть назад в тело — едва втиснулась! Как раз в этот момент врач пробил дорогу кислороду в горле, и я почувствовала, как живые ручейки потекли по моему телу». Память о детях, предыдущей жизни к Людмиле вернулась только на третий день после переломной ситуации, когда она увидела у больничной кровати в Иркутске свою мать.

Позже Людмила Дмитриевна узнала, что так горько о ней заплакала совершенно незнакомая женщина-бурятка из соседней палаты. Это, считает женщина, и предопределило ее дальнейшую судьбу. «Мне стало интересно, а что это со мной было, хотя раньше я никогда врачеванием не увлекалась. После клинической смерти меня заинтересовала тибетская медицина, бурятская культура, я изучила массу литературы, участвовала в разных семинарах, сборах».

 

Коррекция рода

 

Людмила говорит, что она может помочь любому: тому, у кого плохо со здоровьем, тому, кто поссорился с начальством, тому, кто не может найти вторую половинку или зачать ребенка.

— У каждого есть предки. И все их поступки, слова, мысли, болезни накапливаются в последующих поколениях, в их матрицах, можно сказать, в ДНК. Уметь попасть в матрицу, в ДНК — неприступную царицу, дано не каждому. Возможно это только при особом посвящении, посвященному будто бы дается ключик, с которым можно пройти туда, куда другим хода нет.

Себя Людмила Дмитриевна считает посвященной, на ладони ее правой руки даже имеется особый знак: сквозь кожу проступает нечто, похожее на хрящ,
— это и есть ключ, говорит женщина. «Посвящение происходит после долгого труда, после огромной работы, при сознательном прохождении через смерть. Это случается тогда, когда твой вибрационный уровень становится тоньше и в определенный момент достигает нуля. В течение жизни проходишь такие испытания, и постепенно у тебя появляется такая вот отметина».

— Из-за испорченных отношений в роду появляются болезни, проблемы, — говорит Людмила Дмитриевна. — Вот коррекцией этих проблем я и занимаюсь, помогаю людям.

Например, очень часто, говорит Людмила Дмитриевна, родители слишком опекают детей, и эти дети не могут стать самостоятельными личностями — за них все решают обожающие родственники. «Был случай, пришли мама и дочь. Я смотрю на девочку, а ее нет, есть только ее мать, которая полностью подчинила дочь себе. А девочка замуж не может выйти, ведь молодые люди не видят ее — видят только маму. Разобраться в таких отношениях, объяснить, что такое любовь, а что подчинение, — это моя задача. Сколько девочек я замуж выдала — не перечесть».

 

С любой проблемой

 

Людмила Дмитриевна говорит, что к ней может прийти любой человек с любой проблемой. «Целительство — это причинный мир. Надо найти причину, исправить ее — и не будет проблемы. Бывает, болит сердце, а причина — в пятке. К тому же болячки — это то, что ты накопил в чаше накоплений сущностей. Накопил обиды, дурные мысли в своем кармане, они тебе и вылезут в виде болезней из этого твоего кармана — кармы».

— Не всегда сам человек виноват в этих накоплениях, чаще всего ему «помогли» родственники. Вот эту чашу я помогаю человеку очистить, и тогда все становится на свои места.

Один из методов лечения целительницы — лечение звуком. Пение, убеждена Людмила Дмитриевна, может помочь человеку решить разные проблемы.

 

Излечение ребенка

 

Однажды Людмила Дмитриевна ехала в поезде из Северобайкальска. В дороге она познакомилась с женщиной, которая везла дочь на операцию по поводу опухоли мозга.

— Я стала смотреть, и причина болезни легко вышла на поверхность. Имя девочки — Агния Ватсловна, мама была замужем за эстонцем, с которым познакомилась во время строительства БАМа. В семье все было хорошо, а в ДНК этой девочки уже была информация о разных народах — об эстонцах, русских. Все было хорошо, пока Эстония и Советский Союз не начали враждовать. Так же и в плазме ребенка началась борьба. Муж ушел по делам и потерялся, его не нашли — так сказался разрыв между народами, и под удар встала дочка, ведь в ее чаше накопления сущностей информация о двух враждующих государствах. В итоге девочка упала и ударилась головой так, что начался рост опухоли. Сделали трепанацию, но народы не помирились, и опухоль начала расти снова.

Как раз перед очередной операцией женщину с ребенком судьба свела с целительницей. «Конечно, народы помирить невозможно, но в чаше все можно изменить. После нашего общения операции не понадобилось — опухоль исчезла».

 

Сжирающая любовь

 

Был случай в практике Людмилы Дмитриевны, когда мать, сама того не понимая, «съедала» изнутри собственного сына. «Женщина привела ко мне сына с саркомой. Она родила его одна, для себя. И вот эта ее любовь была такой угнетающей, с виду правильной, но изнутри налипающей, настолько, что я слышала, как хрустят его кости — так сжирала его мать. Я стала ей говорить, мать не поверила: «Я его очень люблю». А это ненастоящая любовь — это любовь интеллекта, а живого огня в сердце нет. Вот здесь, чтобы помочь ребенку, нужно зажечь в сердце матери настоящую любовь. Мать, несчастная в любви, может очень навредить ребенку, сама того не осознавая. Таких случаев сколько угодно».

Подобные случаи бывают и в полноценных семьях, как рассказывает Людмила Дмитриевна. «В семьях, где очень волевой отец или мать, нет самостоятельных личностей — все подчинено воле другого человека. Отсюда и возникают проблемы — у каждого должна быть своя жизнь. Оттого и слово «семья» — семь я. И все должны любить сердцем».

Целительство, по суждению Людмилы Скрябиковой, — это собирание разрозненных энергий в единую пульсирующую субстанцию — чашу. «Чаша накоплений сущностей определяет состояние здоровья — это карман, или, по-русски, мошна. Если в мошне негусто — шикарно жить не будешь. Наступит кризис. Кризис может наступить от переполненной чаши, если ее не тратить на преобразование окружающей жизни. Символ медицины — чаша, в которую целительница змея впрыскивает яд для обеззараживания психических накоплений. Змея — это энергия Земли, находящаяся в копчике, жизненные восходящие потоки. Нисходящие потоки — это энергия звезд и планет, т. е. энергия Неба. От способности чаши откликаться на потоки Неба и Земли зависит здоровье. Жизнь — это встреча в нашем сердце Неба и Земли. Это свадьба. Помочь справить свадьбу в сердце человека — на это нацелена моя работа».

 

Перед уходом

 

— Работа, направленная на продление жизни, очень важна, — объясняет Людмила Дмитриевна. — Но не менее важна работа по обогащению чаши сердца перед уходом в те миры, откуда мы были посланниками.

Однажды Людмилу Дмитриевну пригласили к женщине, у которой был обнаружен рак в четвертой стадии. «Я просто сидела рядом, держала ее за руку». О том, как целительница помогала страдающей преодолеть отчаяние и даже в таком ужасном состоянии найти гармонию с собой, написано в дневнике Людмилы Скрябиковой.

«Было очень трудно, вибрации соскальзывали, ударяясь о мертвое, и снова чувствовала, что промахнулась.

…Это огромное пространство, куда, казалось, упала ядерная бомба, и ничего не осталось: ни травинки, ни былинки, ни луча солнца. Призывая Отца и Духа Свята, замученным сердцем уловила еле заметное ответное излучение. Отклик пошел, ветерок пошевелил пространство, и влага чуть заметно стала проступать из мертвой бескрайности. Сердце плакало — пространство оживало. В физическом же мире передо мной лежала пожилая женщина, с надеждой смотревшая на меня.

Рак в четвертой стадии измотал ее силы, но она мужественно терпела и не жаловалась на жизнь. Желая ей помочь, я и устремилась на поиск пульсаций души. Ядерное облучение, которому она подверглась, как бы вобрало в себя все живое и погасило жизнь. Духовное сердце выглядело как окаменевшая скрипка, и из нее я с большим старанием и надеждой пыталась извлечь звук. Музыка в мертвом пространстве — разве это возможно? Но Господь откликнулся, и сердце ожило.

Смерть, ты не властна над Любовью.

…На кухне за столом сидит усталая странница. Мирно и спокойно в сердце ее. До встречи, сестра. Я все, что могла сделать, сделала!»

 

 

ИРИНА ПОКОЕВА
Фото автора

 

 


Связаться с целителем


Вы можете связаться с героем этой публикации. Обращаем ваше внимание, что контакт с ним - информационная услуга, ее стоимость - 100 рублей.

Если письмо не пришло, проверьте папку "Спам"
Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *